Пациенты облонкобольницы жалуются на бесконечные очереди и поборы

Чтобы попасть к врачу в Херсонском областном онкодиспансере, горожанам (и приезжим) приходится проходить 9 кругов ада: бесконечные живые очереди на улице в жару, «кривую» работу онлайн-регистратуры и отсутствие зон ожидания.

Как передает сайт kherson.net.ua, на это пожаловалась херсонка Наталья Гонза в соцсети: «Хочется просто навзрыд кричать. До каких пор в онкодиспансере нашего города будет такой беспредел. Люди, которые и так переносят такие стрессы болезни, вынуждены часами стоять в регистратуре в бесконечной очереди. Очередь — на улицу, работает одно окошко. Все просто на срыве, выстоять такой ад, чтобы взять карточку, пойти к врачу , направляет к другому доктору и снова надо стоять. Выстоял, всё талонов нет. И ходят эти люди по кругу, каждый день. Неужели нельзя отработать схему и облегчить эти страдания?».

Херсонку поддержали и горожане, которые откровенно не довольны качеством услуг в медучреждении:

Ирина Паламар: «Так там было и раньше. Ничего не меняется и не изменится. Это вы ещё про поборы в каждом кабинете не написали. И сострадания к людям с таким страшным недугом 0».  

Иван Сердюк: «Например, на прошлой неделе, во вторник утром уже не было талонов к химиотерапевту на всю неделю. Убогие электронные сервисы — не работают полноценно».  

Irina Brodeckaja: «Зато Сокур главный врач — заслуженная. Только за что? Всем известно, что онкодиспансер это не только 7 кругов ада, которые проходит тяжело больной пациент, но и выкачка денег. Они в пациентах видят только мешки с деньгами , какая там человечность и сострадание, разве что только если ты очень богатый, либо какая-то » шишка» или связи где нужно есть, тогда вне очереди и обхаживают и обцеловывают».  

Алла Юрьевна: «А ещё и от соседки слышала, которая там наблюдается, что ни одной кушетки в коридоре нет. И люди вынуждены часами стоять под кабинетам. Бл.. у них же не насморк, ни простуда, люди после химии».  

Оксана Гурьянова: «Врачи практически все зажравшиеся хамы. В регистратуре вообще мрак. Сталкивалась с этой бедой 2008 году. Это просто кошмар. А вот в Белоруси институт онкологии это небо и земля. Там к людей хотят вылечить, а у нас люди для них, это уже отработанный материал».